Домой Кадры Эксперты предложили уточнить «экономические» статьи Уголовного кодекса

Эксперты предложили уточнить «экономические» статьи Уголовного кодекса

121
0
Эксперты предложили уточнить «экономические» статьи Уголовного кодекса

Для подозреваемых в экономических преступлениях основной мерой пресечения надо сделать залог, уверены в Общественной палате. Также эксперты предлагают расширить полномочия прокуроров и реже применять статью о преступном сообществе

Уголовные статьи часто применяются необоснованно жестко к предпринимателям, а органы власти оказывают на них давление, говорится в резолюции по итогам круглого стола Общественной палаты на тему «Сажать нельзя помиловать: в чем новая формула справедливости наказания за экономические преступления?» (есть у РБК).

Авторы резолюции ссылаются на статистику, которую в послании Федеральному собранию привел президент Владимир Путин — 45% дел, возбужденных в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда, потому что их «возбуждали кое-как или по непонятным соображениям».

Чтобы исключить подобные ситуации, в Общественной палате предложили смягчить меры пресечения свободы для подозреваемых в экономических преступлениях. Освобождение под залог должно стать приоритетным при расследовании преступлений в сфере предпринимательства, уверены в Общественной палате.

Также авторы резолюции предлагают дополнить Уголовно-процессуальный кодекс нормой, которая запретила бы возбуждать уголовные дела за неисполнение контрактов. Следует точнее разграничивать гражданско-правовые споры и преступления в сфере экономики, особенно в случае с неисполнением контрактов «в силу факторов, не связанных с наличием умысла», считают авторы резолюции.

Полномочия органов прокуратуры предлагается расширить, чтобы они могли следить за ходом оперативно-разыскной деятельности, дознания и предварительного следствия. Также предлагается ввести обязательное согласие прокурора на заключение под стражу как меру пресечения за экономические преступления.

Авторы резолюции рекомендовали разработать механизмы, которые бы исключили использование ст. 210 УК (организация преступного сообщества) в отношении предпринимателей с целью давления на них.

«Все сотрудники той или иной компании только по факту совместной работы могут попасть под такой квалифицирующий признак, как группа лиц по предварительному сговору», — говорил об этом в послании 2019 года Путин. Летом российский президент дал поручение Генпрокуратуре и Верховному суду к 1 декабря подготовить предложения по сокращению причин необоснованных арестов по экономическим преступлениям.

О том, что у Кремля есть «вопросы» по поводу применения к бизнесменам ст. 210 УК, недавно говорил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

«Избыточное давление на бизнес сдерживает экономический рост, что сказывается на доходах граждан», — сказал РБК член Общественной палаты, президент Национального союза экспортеров Илья Семин. По его словам, палата, которая не обладает правом законодательной инициативы, планирует обратиться в Госдуму, чтобы там рассмотрели резолюцию по итогам круглого стола. Другой его участник, депутат Госдумы Рафаэль Марданшин сказал РБК, что Госдума сможет заняться этой темой, после того как получит официальный запрос от Общественной палаты. Резолюция также была направлена в Минэкономразвития.

РБК направил запросы в Минэкономразвития, Генпрокуратуру и Верховный суд.

Спор из-за преступного сообщества

О том, что следственные органы продолжают квалифицировать деяния бизнесменов по ст. 210 УК, не имея для этого оснований, в докладе президенту говорил уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов. Следователи предъявляют обвинения по этой статье, когда перспектива доказать хищение чужой собственности предпринимателем становится сомнительной, утверждал он.

Титов настаивал, что в качестве признаков ОПС правоохранительные органы указывают на взаимосвязи, обычные для коммерческой деятельности. Если суд выносит приговор по этой статье, то бизнесмен необоснованно отправляется в колонию строгого режима на длительный срок, говорил бизнес-омбудсмен.

Летом депутат Госдумы Рифат Шайхутдинов внес в нижнюю палату законопроект, запрещающий дополнительную квалификацию правонарушений по статье об организации ОПС или участие в нем для подозреваемых или обвиняемых в сфере предпринимательства. В пояснительной записке к проекту предлагалось также не распространять действие статьи на мошенничество, присвоение или растрату, незаконное предпринимательство и другие. Однако законопроект депутату вернули из-за отсутствия отзывов.

Уточнить формулировки

Эксперты Общественной палаты также предлагают разработать и ввести в уголовное законодательство точное определение «преступления в сфере предпринимательской деятельности» и «сферы предпринимательской деятельности». По их мнению, судей необходимо обязать указывать конкретные основания, по которым деяние не относится к предпринимательским преступлениям, в случае если обвиняемых заключают под стражу.

В законе понятие предпринимательской деятельности уже сформулировано достаточно четко и емко, проблема в том, что представители правоохранительных органов намеренно игнорируют это в массе дел в силу своих «порой неправомерных и коррупционно ориентированных» интересов и задач, считает управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай.

«Резолюция хороша уже потому, что вода камень точит, но, боюсь, только поэтому. В реалиях никакое изменение действующего законодательства не может глобально изменить систему с неправомерным преследованием предпринимателей», — уверен юрист. По его мнению, изменить ситуацию могут либо санкции в отношении «зарвавшихся правоохранителей», либо изменение судебной системы.

«Формально все решения силовиков проходят судейскую верификацию, но сейчас суд по разным причинам не выполняет свою функцию и не отделяет зерна от плевел, — поясняет Тай. — Если судебная система начнет пользоваться своими полномочиями и поправлять следствие, оно очень быстро встанет на новые рельсы».

«Пока не срабатывает»

Ранее бизнес-омбудсмен Борис Титов предлагал расширить полномочия прокуратуры и не применять к бизнесменам, обвиняемым по «экономическим» статьям Уголовного кодекса, статью о создании преступного сообщества.

«Темы подняты правильные, но решить эти проблемы пока не удается, хотя какие-то меры принимаются, — отмечает заместитель руководителя отдела по обеспечению деятельности бизнес-омбудсмена Наталья Рябова. — Тут должно быть единство правоприменения и законодательства, пока это не очень срабатывает».

Рябова отметила, что бизнес-омбудсмен в докладе президенту предлагал определить конкретные составы преступлений, к которым нельзя будет присовокуплять ст. 210 УК — к примеру, к экономическим преступлениям. «Резюмирую: темы подняты правильные, варианты их юридико-технического оформления могли бы быть разными, но вопросы надо решать», — заключила она.

В июле ВЦИОМ опубликовал исследование «Бизнес в России: взгляд изнутри» (были опрошены 500 респондентов). Согласно ему, более 70% российских предпринимателей оценивают условия ведения бизнеса в стране как неблагоприятные. Несмотря на это, 76% опрошенных не стали бы отказываться от ведения собственного дела.

Авторы: Евгения Кузнецова, Маргарита Алехина

Подробнее на РБК: https://www.rbc.ru/politics/05/12/2019/5de686989a79471b65e41aad/

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два × один =