Домой Налоги Перевод сотрудников в самозанятые: мифы и реальность

Перевод сотрудников в самозанятые: мифы и реальность

336
0
Перевод сотрудников в самозанятые: мифы и реальность

С 1 января 2019 года в России ввели налог на профессиональный доход граждан, известный в СМИ как «налог на самозанятых».

Как ранее писал ГАРАНТ.РУ, нововведения представляют собой эксперимент, проводимый в четырех субъектах РФ – Москве, Московской и Калужской областях, а также в Республике Татарстан.

Цель, которую преследовал законодатель, понятна и проста – с помощью льготных условий вывести самозанятых из тени. Так, по общему правилу все фрилансеры обязаны уплачивать со своих доходов НДФЛ по общей ставке 13%, либо регистрироваться в качестве ИП.

С 1 января 2019 года государство предлагает самозанятым из указанных регионов после регистрации в статусе самозанятого уплачивать налог в размере 4% в отношении дохода от сделок с физическими лицами и 6% от дохода по сделкам с ИП и юридическими лицами.

К середине января, по словам министра финансов РФ Антона Силуанова, через специальное мобильное приложение «Мой налог» зарегистрировалось уже более 8 тыс. человек.

Между тем, чуть ли не в первые рабочие дни нового года в сети стали появляться «советы» для работодателей по «реструктурированию» трудовых отношений со своими работниками. Суть предложения заключается в «переводе» всех или какой-то части сотрудников в статус самозанятых, что означает по факту их увольнение с последующим оформлением отношений с помощью гражданско-правовых договоров.

Что это дает юрлицам или ИП?

Довольно существенную экономию на налогах и взносах. Работодатели, во-первых, теряют статус налогового агента по НДФЛ в отношении своего уже бывшего работника, поскольку «самозанятые» освобождены от уплаты НДФЛ по тем доходам, которые облагаются налогом на профессиональный доход (п. 8 ст. 2 Федерального закона от 27 ноября 2018 г. № 422-ФЗ, далее – Закон № 422-ФЗ), а также не уплачивают за него страховые взносы. Более того, вознаграждение, выплаченное по гражданско-правовому договору, может варьироваться выгодным для обеих сторон образом и учитываться у компании в качестве расхода, уменьшая налоговую базу по налогу на прибыль.

Еще один плюс для работодателя – никаких гарантий в соответствии с Трудовым кодексом в отношении своих «бывших»: выходные пособия, ежегодный оплачиваемый отпуск, пособие на случай временной нетрудоспособности – все это больше не является обязанностью бывшего работодателя (глава 19, ст. 178, глава 28 ТК РФ).

Вместе с тем, и бывший работник больше не обязан подчиняться принятым в организации правилам: например, сидеть в офисе привычные 8 часов с перерывом на обед или соблюдать правила, связанные с прекращением отношений (например, предупреждать о расторжении договора за две недели). В принципе для выполнения обязательств по договору вообще необязательно появляться в офисе – но все, конечно, зависит от характера работы или услуги, о которой договорились с бывшим работодателем.

На первый взгляд, такие перспективы могут показаться заманчивыми.

Однако подобные советы «по оптимизации» ничем не отличаются от ранее использовавшихся, хорошо известных и наказуемых еще во времена ЮКОСа схем с использованием сотрудников, которые «перешли» на ИП. Поэтому, прежде чем думать о такой «оптимизации» но уже с использованием самозанятых вместо ИП, советую сначала проанализировать хотя бы уже сформировавшуюся практику, а именно на что обращает внимание налоговый инспектор при переквалификации гражданско-правовых отношений в трудовые.

Как показывает практика, для налоговых органов и судов формальный статус физических лиц, а также наименование договора не значат ровно ничего в отсутствие экономического обоснования тех или иных действий и изменений во взаимоотношениях (Определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2017 г. № 302-КГ17-382 по делу № А58-547/2016).

При этом, следует помнить о том, что нахождение бывшего работника в офисе и практически на том же рабочем месте может быть воспринято как один из признаков сохраняющихся трудовых отношений, что повлечет за собой риск переквалификации отношений. При этом, отсутствие трудовых споров между обществом и предпринимателями, а также отказ лиц от прав и гарантий, установленных трудовым законодательством, не принимаются в качестве имеющих правовое значение для определения налоговых обязательств.

То есть если вы скажете, что используете самозанятых вместо работников, потому что это позволяет экономить на налогах, инспекция вашу предприимчивость не оценит. Потому что при принятии бизнес-решений, как бы это несправедливо не звучало, вы не можете руководствоваться исключительно соображениями налоговой экономии. Об этом неоднократно напоминала ФНС России (письмо ФНС России от 31 октября 2017 года № ЕД-4-9/22123@, письмо ФНС России от 11 августа 2017 № СА-4-7/15895@). Поэтому думайте, как обосновать разумную деловую цель, планируя реструктуризацию. Или при желании не нанимать сотрудников в принципе, а сотрудничать только с самозанятыми или ИП.

Сотрудничать только с самозанятыми или ИП

Во-вторых, все эти вредные советы бизнесу в принципе вызывают вопросы – закон о самозанятых напрямую говорит нам о том, что для освобождения от соответствующих налогов и законного использования специального режима в виде налога на профессиональный доход, должно пройти не менее двух лет (!). Только тогда доход от деятельности бывшего работника будет приводить к указанным выше благоприятным налоговым последствиям для обеих сторон и не вызовет подозрений у проверяющих (подп. 8 п. 2 ст. 6 Закона № 422-ФЗ).

Таким образом, при всем желании физическое лицо не может пользоваться льготным экспериментальным режимом и считаться самозанятым при сотрудничестве с бывшим работодателем на протяжении двух лет после формального увольнения. Данный доход, не признаваясь объектом по льготному режиму, будет объектом НДФЛ и облагаться по общей ставке 13%, а компания при этом должна будет заплатить и страховые взносы.

Тревожная информация о массовом переводе с 1 января сотрудников в самозанятых в московском регионе пока ничем не подтверждается. Однако ФНС России уже предупредила, что выявлять незаконные случаи массового перевода сотрудников у них в любом случае не составит труда.

При этом следует отметить, что просто так «массово» перевести работников, не привлекая внимания, вряд ли получится

Предполагается либо следование процедуре сокращения штата, предполагающей выплаты работнику заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, выходного пособия, а также среднего месячного заработка на период трудоустройства (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), либо расторжение договора по соглашению сторон (ст. 78 ТК РФ). Не исключено, что некоторые работодатели захотят избрать второй путь, при этом прибегая, в том числе к прессингу по отношению к работникам. В таком случае, нельзя исключать риска того, что в случае спора с проверяющими работник сам укажет на то, что его новый статус не является добровольным и, по сути, он остался в подчинении работодателя.

С момента введения налога на профессиональный доход прошло чуть более месяца и судебная практика по данному вопросу начнет формироваться не сразу.

Однако не вызывает сомнений, что налоговые органы будут оценивать такую деятельность в каждом конкретном случае в соответствии с ее действительным экономическим смыслом. Случаи успешной переквалификации налоговыми органами гражданско-правовых отношений в трудовые хорошо известны судебной практике.

Так, например, в постановлении Арбитражного Суда Восточно-Сибирского округа от 27 октября 2016 г. по делу № А58-547/2016 [оставлено без изменений Определением Верховного Суда РФ от 27 февраля 2017 г. № 302 КГ17 382. – ГАРАНТ.РУ], суд встал на сторону налоговой инспекции, которая рассмотрела сложившиеся правоотношения между организацией и рядом ИП в соответствии с действительным экономическим смыслом деятельности привлекаемых к работе предпринимателей. Подходы налоговых органов к данному вопросу уже выработаны и усилены устойчивой судебной практикой, в том числе на уровне ВС РФ.

Нельзя забывать, что обороты набирает и практика по ст. 54.1 Налогового кодекса, запрещающая искажение сведений о фактах хозяйственной жизни и применение которой означает не только доначисление налогов, штрафов и пени, но и последующее привлечение к уголовной ответственности.

В любом случае массовое увольнение сотрудников, которые потом получат статус самозанятых, даже в отсутствие в дальнейшем прямых взаимоотношений с ними, как минимум, привлечет внимание и может потребовать дополнительных объяснений.

ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/anastasiya-kuzmina/1257724/

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

три × 2 =