Домой Налоги Что следует считать «злостным уклонением» от уплаты долгов

Что следует считать «злостным уклонением» от уплаты долгов

473
0
Что следует считать «злостным уклонением» от уплаты долгов

Верховный суд РФ (ВС) рассмотрит важный для института банкротства граждан вопрос «злостного уклонения» от исполнения обязательств.

В законах этого определения нет, на практике суды иногда считают должника недобросовестным просто по факту невозможности расплатиться. Последствия же для граждан весьма суровы — суды признают их банкротами, но не списывают долги. Юристы отмечают, что судебная практика очень разнится, и рассчитывают, что ВС на примере дела Михаила Хаймса установит критерии недобросовестного поведения и «злостного уклонения».

Экономическая коллегия ВС 27 августа рассмотрит дело о банкротстве Михаила Хаймса, которого обвиняют в злостном уклонении от уплаты долгов. История началась в ноябре 2015 года, когда господин Хаймс заключил с Ольгой Морозовой предварительный договор о том, что продаст ей жилой дом с земельным участком за 5,1 млн руб.

По условиям сделки, будущий покупатель перечисляла 2,1 млн руб. аванса продавцу, который, в свою очередь, обязался погасить долг по кредиту и снять залог с недвижимости. После этого стороны должны были заключить основной договор купли-продажи.

Получив аванс, господин Хаймс выплатил 1,34 млн руб. Транскапиталбанку, и залог с недвижимости сняли (остальные деньги ушли на погашение других долгов и на содержание семьи). Но госпожа Морозова стала уклоняться от заключения основного договора, предлагая снизить цену. Господин Хаймс не согласился, и Ольга Морозова обратилась в райсуд, который взыскал в ее пользу сумму аванса и проценты за пользование деньгами.

При этом суд установил, что основной договор купли-продажи не был заключен по вине госпожи Морозовой.

Михаил Хаймс не смог погасить долг и подал на банкротство. В феврале 2019 года Арбитражный суд Калужской области завершил процедуру, но от долга перед Ольгой Морозовой господина Хаймса не освободил, решив, что должник не принял мер по возврату аванса, то есть злостно уклонялся от погашения долга.

Апелляция списала банкроту все долги, указав, что управляющий не нашел признаков фиктивного и преднамеренного банкротства, должник действовал добросовестно. Но кассация оставила в силе решение первой инстанции, сочтя, что освобождение должника от обязательств «безосновательно нивелирует последствия недобросовестных действий» по расходу аванса.

Господин Хаймс подал жалобу в ВС, настаивая на своей добросовестности. Должник подчеркивает, что потратил основную часть аванса на погашение кредита и снятие залога, что предусматривалось предварительным договором, а также выписал членов семьи из дома, готовя его к продаже. А после решения райсуда о взыскании аванса должник зарегистрировался как ИП и работал таксистом, направляя часть дохода Ольге Морозовой. Доводы стали основанием для передачи дела в экономколлегию.

Согласно исследованию юрфирмы Арбитраж.ру за 2015-2019 годы, чаще всего суды отказывают в списании долгов гражданам-банкротам в случае сокрытия или предоставления ложных сведений, а также если должники брали на себя заведомо невыполнимые обязательства. На третьем месте — наращивание долга и непринятие мер к погашению, последнее и вменяется в вину Михаилу Хаймсу.

Юристы отмечают, что проблема таких дел связана с отсутствием разъяснений понятия «злостного уклонения» как в законодательстве, так и на уровне ВС.

«Злостность не определена не только в законе о банкротстве, но и в уголовном праве (хотя злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в крупном размере является преступлением по ст. 177 УК РФ)»,— отмечает адвокат BGP Litigation Александр Сорокопуд. Адвокат «Яковлев и партнеры» Елена Мякишева рассчитывает, что на примере этого дела ВС очертит критерии злостного уклонения от долгов. По ее словам, сейчас эти признаки носят оценочный характер и практика судов многообразна.

По мнению госпожи Мякишевой, если должник не прятал имущество и не скрывал доходы, то «несправедливо возлагать на него негативные последствия не совсем добросовестного поведения самого кредитора, который отошел от договоренностей и попытался снизить цену». Кредитор же, исходя из условий предварительного договора, «не мог не осознавать, что полученный аванс будет потрачен», добавляет она.

Господин Сорокопуд также удивлен тем, что суды пришли к выводу о непринятии должником мер по возврату долга: тот работал, продал имущество (автомобиль) и частично расплатился. Юрист полагает, что для отказа списать долги банкроту должно быть «установлено его исходное намерение не исполнять обязательство», а также использование аванса от кредитора на личные цели.

Авторы: Екатерина Волкова, Анна Занина

«Коммерсантъ» от 26.08.2020, 20:56

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девятнадцать − 11 =